Право законодательной инициативы конституционного суда рф

Конституционный суд Российской Федерации

Право законодательной инициативы конституционного суда рф

Конституционный суд РФ в настоящее время возглавляется дважды переизбранный на этот пост (в 1991 и в 2003 году после добровольной отставки в 1993 году) Валерий Дмитриевич Зорькин.

Конституционный суд состоит из двух палат, включающих в себя соответственно десять и девять судей. Персональный состав палат определяется путем жеребьевки, порядок проведения которой устанавливается Регламентом КС РФ. В пленарных заседаниях участвуют все судьи Конституционного Суда Российской Федерации, в заседаниях палат – судьи, входящие в состав соответствующей палаты.

Также при суде работает  Научно-консультативный совет, состав, функции и порядок деятельности которого утверждаются Конституционным Судом.

Полномочия, порядок образования и деятельности Конституционного Суда РФ

определяются Конституцией Российской Федерации, Федеральным конституционным законом “О Конституционном суде Российской Федерации” и другими нормативными актами.

История

Идею создания специализированного органа, ответственного за соблюдение Основного закона страны, приписывают М.С. Горбачеву. Именно он предложил создать Комитет конституционного надзора СССР.
Законодательно эта идея была воплощена 1 декабря 1988 года, когда в статью 125 Конституции СССР были внесены изменения и дополнения.

Комитет конституционного должен был проверять конституционность не только законов СССР, но и законопроектов, а также акты генерального прокурора, главного государственного арбитра и еще ряд других нормативных актов. В декабре 1991 года Комитет конституционного надзора СССР по собственной инициативе прекратил свое существование.

15 декабря 1990 года в Конституции РСФСР впервые появилось упоминание о Конституционном суде. В поправке, которая была одобрена Вторым Съездом народных депутатов РСФСР, говорилось о том, что Конституционный суд РСФСР должен избираться Съездом РСФСР, и что порядок его деятельности должен быть установлен отдельным законом. Закон был утвержден пятым Съездом 12 июля 1991 года.

29–30 октября 1991 года по представлению вновь избранного Председателя Верховного Совета Руслана Хасбулатова были выбраны 13 из 15 судей Конституционного суда.

30 октября состоялось первое рабочее совещание, а 14 января 1992 года – первое заседание, на котором было рассмотрено дело о проверке конституционности Указа Президента РСФСР “Об образовании Министерства безопасности и внутренних дел РСФСР”, которым он объединил в один орган министерства государственной безопасности и внутренних дел. Суд признал этот Указ не соответствующим Конституции, указав на то, что президент, подписав документ, превысил свои полномочия.

2 декабря 1993 года на всенародном референдуме была принята новая Конституция РФ. Статья 125 новой Конституции заложила новые правовые основы деятельности Конституционного суда.

24 июня 1994 года Государственная Дума приняла закон “О Конституционном Суде Российской Федерации” и почти через три недели за предложенную редакцию проал Совет Федерации.

Еще через несколько дней закон был подписан Президентом РФ, опубликован и в феврале 1995 года суд был полностью укомплектован.

Его председателем тогда был избран Владимир Александрович Туманов, в 1997 году новым председателем стал Марат Викторович Баглай, а в 2003 году снова был избран Валерий Дмитриевич Зорькин.

5 февраля 2007 года Президент РФ подписал ФКЗ, принятый ранее Госдумой и одобренный Советом Федерации, об изменении места постоянного пребывания Конституционного Суда с Москвы на Санкт-Петербург. Суд с 1 февраля по 20 мая 2008 года перебирался в здание Сената и Синода на Сенатской площади в Санкт-Петербурге.

Политическое же решение о переезде Суда было принято еще раньше – с таким предложением в октябре 2005 года выступил председатель Совета Федерации Сергей Миронов.

Несколько позже Управляющий делами Президента РФ Владимир Кожин также не исключил возможности переезда, а 24 декабря 2005 года эту идею поддержал занимавший тогда пост президента РФ Владимир Путин. 22 марта 2006 года Госдума приняла в первом чтении закон “о переезде”.

В дальнейшем закон прошел все три чтения в Госдуме, но был отклонен СФ РФ, поскольку принятый вариант запрещал суду проводить выездные заседания. В 2007 году закон был отредактирован, принят и подписан.

Статистика

За первые девять месяцев 2009 года в Конституционный суд поступило 15749 обращений (за весь 2008 год их было 16592, из них: обращений граждан и их объединений – 16561; обращений судов общей юрисдикции и арбитражных судов, а также государственных органов РФ и субъектов РФ – 31).

Наибольшее количество обращений в первом полугодии 2009 года (всего – 16592) касалось вопросов защиты конституционных прав и свобод граждан – 2823 (в том числе охраны трудовых прав – 275, охраны жилищных прав – 593, социальной защиты – 1565); гражданского права – 2470; уголовного права – 3375, хозяйственного, финансового и налогового права – 300.

За указанный период КС РФ принял более тысячи  определений об отказе в принятии обращений к рассмотрению и  23 определения  с “позитивным содержанием”, то есть подтверждающих  или развивающих правовые позиции, принятые ранее. Большинство определений с позитивным содержанием было направлено на защиту социальных прав граждан.

За первое полугодие 2009 года Конституционным судом приняты 14 постановлений (за весь 2007  год было принято 14 постановлений, а в 2008 году – 11).

Контакты

Адрес: 190000, г. Санкт-Петербург, Сенатская площадь, дом 1
Справочные телефоны:
(812) 404-33-11, (812) 404-31-99.
Адрес представительства Конституционного суда в Москве:
103132, Москва, ул. Ильинка, д.

21, зона “Г”.
Справочные телефоны:
(495) 606-15-58, (495) 606-19-82, (495) 606-92-15.
Электронный адрес:
ksrf@ksrf.ru
Пресс-служба  –
(812) 404-31-68 (Санкт-Петербург), pr@ksrf.

ru и (495) 606-19-82 (Москва),  prsl@ksrf.ru

Порядок обращения в Конституционный суд РФ

Приемная Конституционного Суда РФ осуществляет прием граждан в понедельник, вторник, среду и четверг с 10-00 до 17-00, в пятницу – с 10-00 до 16-00. В ней можно подать жалобы в Конституционный Суд России, а также получить дополнительную информацию по вопросам подготовки обращения в КС РФ.

С образцами документов можно ознакомиться здесь

Источник: https://ria.ru/20100214/187016051.html

8.2 Полномочия Верховного Суда РФ. Законодательная ини­циатива

Право законодательной инициативы конституционного суда рф
Исходя из положений ст. 56 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР» Верховный Суд РФ:

— в пределах своих полномочий рассматривает дела в качест­ве суда первой инстанции, в кассационном порядке, в порядке над­зора и по вновь открывшимся обстоятельствам (ввиду новых и вновь открывшихся обстоятельств);

— изучает и обобщает судебную практику, анализирует су­дебную статистику и дает руководящие разъяснения судам по во­просам применения законодательства РФ, возникающим при рас­смотрении судебных дел;

— осуществляет контроль за выполнением судами общей юрисдикции РФ руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда РФ;

— разрешает в пределах своих полномочий вопросы, выте­кающие из международных договоров Российской Федерации;

— представляет на рассмотрение Президента РФ или Прави­тельства РФ рекомендации о заключении международных догово­ров Российской Федерации, а о прекращении или приостановлении действия международных договоров Российской Федерации (ч. 1 ст. 8, ч. 1 ст. 35 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации»).

Верховному Суду РФ принадлежит право законодательной инициативы в Федеральном Собрании РФ. Рассматривает и решает вопросы о внесении представлений (законопроектов) в Государст­венную Думу Федерального Собрания РФ в порядке осуществления законодательной инициативы Пленум Верховного Суда РФ.

Прежде чем внести законопроект о введении или отмене нало­гов, освобождении от их уплаты, о выпуске государственных зай­мов, об изменении финансовых обязательств государства, другие за­конопроекты, предусматривающие расходы, покрываемые за счет федерального бюджета, на рассмотрение в Государственную Думу должно быть получено заключение Правительства РФ (ст. 104 Кон­ституции РФ).

Помимо перечисленных в Конституции РФ и Законе РСФСР «О судоустройстве РСФСР» видов осуществляемой Верховным Су­дом РФ деятельности, ему предоставлены также права:

1. Устанавливать количество военных судов и численность су­дей военных судов (ч. 3 ст. 1 Федерального конституционного зако­на «О военных судах Российской Федерации»).

2. Принимать решение об изменении территориальной под­судности уголовных и гражданских дел на территории, где введено чрезвычайное положение (ч. 3 ст. 36 Федерального конституционно­го закона «О чрезвычайном положении»).

3. Представлять на рассмотрение Президента РФ или Прави­тельства РФ рекомендации о заключении, прекращении или приос­тановлении действия международных договоров Российской Феде­рации (ч. 1 ст. 8, ч. 1 ст. 35 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации»).

4. Обращаться в Конституционный Суд РФ с запросом о про­верке конституционности указанных в ч. 2 ст. 125 Конституции РФ нормативных актов органов государственной власти и договоров между ними (ст. ст. 84, 88 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»).

5.

По просьбе учреждения иностранного государства, от кото­рого исходит поручение о правовой помощи Верховный Суд РФ, решает вопрос о возможности применения при исполнении поруче­ния процессуального законодательства запрашивающего иностран­ного государства, если оно не противоречит законодательству Рос­сийской Федерации (п. 7 Федерального закона «О ратификации Ев­ропейской конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам и дополнительного протокола к ней»).

6. Верховный Суд РФ должен получать:

— по окончании календарного года от Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации доклад о деятельности по­следнего за год (ч. 1 ст. 33 Федерального конституционного закона «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федера­ции»);

— постановления и заключения Конституционного Суда РФ, которые в адрес Верховного Суда РФ должны направляться не позд­нее чем в двухнедельный срок со дня их подписания (ч. 2 ст. 77 Фе­дерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»).

7. Верховным Судом РФ при наличии к тому оснований гото­вится заключение о наличии в действиях Президента РФ признаков государственной измены или иного тяжкого преступления (ст. 108 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»).

Помимо прав у Верховного Суда РФ есть и обязанности. Вер­ховный Суд РФ, как минимум, обязан:

а) не позднее чем в трехдневный срок рассмотреть жалобу по­литической партии, избирательного блока об исходящем от Цен­тральной избирательной комиссии РФ отказе в выдаче заверенных копий списков кандидатов (ч. 9 ст. 41 Федерального закона «О вы­борах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации»);

б) не позднее чем в пятидневный срок рассмотреть жалобу на решение Центральной избирательной комиссии РФ о регистрации федерального списка кандидатов либо об отказе в его регистрации (ч. 12 ст. 47 Федерального закона «О выборах депутатов Государст­венной Думы Федерального Собрания Российской Федерации»);

в) принимать участие в согласовании с соответствующим субъектом Российской Федерации общего числа мировых судей и количества судебных участков в этом субъекте Российской Федера­ции (ч. 2 ст. 4 Федерального закона «О мировых судьях в Россий­ской Федерации»);

г) установить порядок определения стажа работы судьи для предоставления ежегодного дополнительного оплачиваемого отпус­ка (ч. 2 ст. 19 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федера­ции»).

Источник: https://all-sci.net/pravoohranitelnyie-organyi_931/polnomochiya-verhovnogo-suda-zakonodatelnaya-121299.html

Об участии в управлении делами государства и реализации законодательных инициатив

Право законодательной инициативы конституционного суда рф

Как участвовать в управлении делами государства и реализовывать законодательные инициативы?

Перечень субъектов права законодательной инициативы, к которому отнесены Президент Российской Федерации, Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, члены Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, Правительство Российской Федерации, законодательные (представительные) органы субъектов Российской Федерации, а также Конституционный Суд Российской Федерации и Верховный Суд Российской Федерации по вопросам их ведения, определен частью 1 статьи 104 Конституции Российской Федерации.

Отмечаем, что наделение вышеуказанных субъектов правом законодательной инициативы не носит произвольный характер и направлено на достижение определенных целей, стоящих в ходе организации законодательного процесса.

Так, предполагается, что, используя указанное право, данные субъекты выражают интересы всего многонационального народа Российской Федерации или,
по меньшей мере, его значительной части.

Кроме того, осуществление законотворческой деятельности указанными субъектами на профессиональной основе обеспечивает приемлемый уровень подготовки вносимой законотворческой инициативы с точки зрения права, юридической техники и соответствующего документального оформления, а также позволяет эффективно координировать законотворческую работу с целью ее оптимизации. В связи с этим наделение граждан Российской Федерации (в большинстве не обладающих вышеуказанными возможностями) правом законодательной инициативы напрямую не представляется целесообразным.

При этом отмечаем, что в соответствии с частью 1 статьи 6 Федерального закона от 6 октября 1999 г.

№ 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» право законодательной инициативы
в законодательном (представительном) органе государственной власти субъекта Российской Федерации принадлежит депутатам, высшему должностному лицу субъекта Российской Федерации (руководителю высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации), представительным органам местного самоуправления. Конституцией (уставом) субъекта Российской Федерации право законодательной инициативы в законодательном (представительном) органе государственной власти субъекта Российской Федерации может быть предоставлено иным органам, членам Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации – представителям от законодательного (представительного) и исполнительного органов государственной власти данного субъекта Российской Федерации, общественным объединениям, а также гражданам, проживающим на территории данного субъекта Российской Федерации.

Кроме того, в настоящее время в Российской Федерации создан альтернативный механизм выдвижения гражданами общественных инициатив, которым гражданин вправе воспользоваться для выдвижения предложения по совершенствованию законодательства Российской Федерации.

Так, согласно положениям Указа Президента Российской Федерации
от 4 марта 2013 г.

№ 183 «О рассмотрении общественных инициатив, направленных гражданами Российской Федерации с использованием интернет-ресурса «Российская общественная инициатива» (далее – Указ) общественные инициативы могут быть направлены гражданами Российской Федерации с использованием интернет-ресурса «Российская общественная инициатива» (далее – интернет-ресурс).

Указом утверждены Правила рассмотрения общественных инициатив, направленных гражданами Российской Федерации с использованием интернет-ресурса «Российская общественная инициатива» (далее – Правила), регламентирующие требования к заявителям и их общественным инициативам, порядок и сроки исполнения процедур, связанных с рассмотрением таких инициатив, а также правовые последствия их рассмотрения.

Отмечаем, что в соответствии с пунктами 2, 3 Правил направлять общественные инициативы с использованием интернет-ресурса и ать за них могут граждане Российской Федерации, достигшие возраста 18 лет, зарегистрированные в федеральной государственной информационной системе «Единая система идентификации и аутентификации в инфраструктуре, обеспечивающей информационно-технологическое взаимодействие информационных систем, используемых для предоставления государственных
и муниципальных услуг в электронной форме». При этом размещению общественной инициативы на интернет-ресурсе предшествует обязательная предварительная экспертиза, срок проведения которой не должен превышать два месяца.

Обращаем Ваше внимание, что в соответствии с пунктами 7, 13 Правил общественная инициатива не должна противоречить Конституции Российской Федерации, общепризнанным принципам и нормам международного права, в том числе в области прав, свобод и законных интересов граждан, статье 6 Федерального конституционного закона от 28 июня 2004 г. № 5-ФКЗ «О референдуме Российской Федерации», а также должна содержать описание проблемы и обоснованные варианты ее решения. Текст общественной инициативы не должен содержать нецензурных либо оскорбительных выражений, угроз жизни или здоровью граждан, призывов к осуществлению экстремистской деятельности.

В соответствии с пунктом 3 Указа и пунктом 4 Правил функции
по проведению предварительной экспертизы общественной инициативы, принятию решения о размещении общественной инициативы на интернет-ресурсе (в разделе для ания) или об отказе в ее размещении, а также по обеспечению работы интернет-ресурса осуществляет уполномоченная организация – Фонд развития информационной демократии и гражданского общества «Фонд информационной демократии».

Ознакомиться с уже опубликованными общественными инициативами,
а также направить свою общественную инициативу для опубликования можно на официальной странице интернет-ресурса www.roi.ru

Кроме того, выражение гражданской инициативы возможно в рамках проведения независимой антикоррупционной экспертизы и общественного обсуждения проектов нормативных правовых актов на сайте Федерального портала проектов нормативных правовых актов www.regulation.gov.ru в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

Таким образом, конституционное право на участие в управлении делами государства, в частности на участие в законотворческой деятельности, может быть реализовано гражданином посредством использования одного из вышеуказанных механизмов.

Источник: https://minjust.ru/ru/obrashcheniya-grazhdan/ob-uchastii-v-upravlenii-delami-gosudarstva-i-realizacii-zakonodatelnyh

Право законодательной инициативы конституционного суда Российской Федерации

Право законодательной инициативы конституционного суда рф

Омаров С.М., ведущий консультант Комитета Государственной Думы по конституционному законодательству и государственному строительству.

Статья посвящена праву законодательной инициативы Конституционного Суда Российской Федерации.

Ключевые слова: Конституционный Суд РФ, законодательная инициатива.

The article is devoted right of legislative initiative of the Constitutional Court of the Russian Federation.

Конституция Российской Федерации в ст.

104 содержит исчерпывающий перечень субъектов права законодательной инициативы, согласно которому данное право принадлежит помимо иных субъектов также и Конституционному Суду, Верховному Суду и Высшему Арбитражному Суду Российской Федерации. Однако в отличие от иных субъектов права законодательной инициативы высшим судебным органам Российской Федерации это право предоставлено только лишь по вопросам их ведения.

При этом следует отметить, что право законодательной инициативы высшим судебным органам предоставлено Конституцией только на федеральном уровне, без распространения его на уровне субъектов Российской Федерации, что является не вполне логичным, так как высшие судебные органы применяют не только федеральное законодательство, но и законодательство субъектов Российской Федерации.

Важно отметить, что Закон РСФСР “О Конституционном Суде РСФСР” 1991 г. в ст.

9 закреплял положение, согласно которому в случае, если Конституционный Суд обнаруживает, что соблюдению положений Конституции препятствует отсутствие соответствующего закона, он должен воспользоваться принадлежащим ему правом законодательной инициативы.

Таким образом, право законодательной инициативы Конституционного Суда по ранее действующему законодательству не имело границ, т.е. не было ограничено предметом своего ведения.

Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. N 19. Ст. 621.

В научной литературе по сей день не утихают споры по вопросу необходимости предоставления права законодательной инициативы Конституционному Суду Российской Федерации, а также по его объекту (предмету). По данному вопросу высказываются различные мнения: от полного отрицания до предоставления права законодательной инициативы, но с указанием его пределов.

Одним из противников предоставления права законодательной инициативы Конституционному Суду является И.А. Дубов.

По его мнению, “представляется противоречащим основам конституционного строя и принципу разделения властей закрепление за одним из высших органов судебной власти, на который возлагаются обязанности по защите конституционного строя, права законодательной инициативы.

Основная задача Конституционного Суда – выступать хранителем Конституции государства, обеспечивать соответствие законов и иных нормативных актов Основному Закону, не вмешиваться непосредственно в законотворческую деятельность” .

Дубов И.А. Законодательная инициатива: проблемы и пути совершенствования // Государство и право. 1993. N 10. С. 28.

Можно согласиться с И.А. Дубовым, что задача Конституционного Суда – выступать хранителем Конституции Российской Федерации. Об этом прямо сказано в ст.

3 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, где указано, что Конституционный Суд разрешает дела о соответствии Конституции в целях защиты основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечения верховенства и прямого действия Конституции на всей территории Российской Федерации. Но вряд ли можно согласиться с тем, что само право законодательной инициативы противоречит принципу разделения властей. Если так, то можно предположить, что право законодательной инициативы других субъектов, а именно Правительства Российской Федерации, Президента Российской Федерации и т.д., тоже можно расценивать как нарушение принципа разделения властей и вмешательство в законотворческую деятельность.

Принцип разделения властей не может предполагать полную независимость “ветвей” власти.

Это механизм, позволяющий органам законодательной, исполнительной и судебной власти осуществлять взаимное и, надо сказать, положительное влияние друг на друга.

Нам представляется, что право законодательной инициативы, в частности, Конституционного Суда и есть механизм влияния на законодательную ветвь власти, что является вполне допустимым.

При этом необходимо учитывать, что законодательный процесс предполагает политическое участие его субъектов. Например, Государственная Дума состоит из фракций, члены которых являются депутатами от политических партий.

Соответственно, тот или иной законопроект может быть внесен в целях реализации программы какой-либо партии, притом, что в пояснительной записке к законопроекту могут называться иные цели его внесения, не связанные с истинными намерениями субъекта законодательной инициативы.

В связи с этим в научной литературе одним из аргументов против участия Конституционного Суда в законотворческом процессе является то, что Конституционный Суд тем самым вовлекается в политический процесс, что противоречит его сущности и назначению.

Подобное в истории нашего государства мы уже наблюдали а именно в начале 90-х годов, когда Конституционный Суд выступил на стороне власти законодательной в противовес власти президентской, что вызвало недовольство многих участников политического процесса того времени.

Одним из условий независимости Конституционного Суда является его политическая нейтральность. Как справедливо отмечает профессор С.А. Авакьян, “Конституционный Суд Российской Федерации решает исключительно вопросы права, т.е.

он стоит вне политики, не является и не может быть ни участником политических процессов, ни арбитром в политических спорах. Надо понимать, что многие вопросы, по которым компетентные органы и лица обращаются в Конституционный Суд, имеют политическую подоплеку.

Но Конституционный Суд выделяет в каждом деле только правовую составляющую, дает оценку лишь нормам права. Конечно, решения Конституционного Суда могут вызвать политический резонанс, иметь политические последствия.

Но это обусловлено переплетением политических и конституционно-правовых моментов в принятых кем-то решениях, ставших предметом внимания Суда” . Следует согласиться с Т.Я. Хабриевой в том, что “отступление от правовых начал грозит конституционному правосудию кризисом и потерей доверия” .

Авакьян С.А. Конституционное право России. Учебный курс: Учеб. пособие. 4-е изд., перераб. и доп. В 2-х т. М.: Норма: ИНФРА-М, 2010. Т 2. С. 754.
Хабриева Т.Я. Развитие правового потенциала Конституции и деятельность Конституционного Суда Российской Федерации по ее толкованию // Российский конституционализм: проблемы и решения (материалы международной конференции). М., 1999. С. 193.

Подобного подхода придерживается заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации В.М. Жуйков, однако с некоторым уточнением.

Он отмечает: “Конституционный контроль является специфической деятельностью, не ограничивающейся осуществлением чисто судебных функций в привычном их понимании.

Конституционное правосудие включает некоторые политические функции, и Конституционному Суду в своих решениях приходится затрагивать так называемые “политические вопросы”. Надо признать, что он делает это успешно” .

Конституционный Суд РФ выполняет историческую роль: Выступление заместителя Председателя Верховного Суда РФ, доктора юридических наук, профессора В. Жуйкова // Российская юстиция. 2002. N 10.

В комментарии к Федеральному конституционному закону “О Конституционном Суде Российской Федерации” судьи Конституционного Суда Н.В. Витрук и Б.С.

Эбзеев отмечают, что наделение Конституционного Суда правом законодательной инициативы “в принципе не соответствует юридической природе органа конституционного контроля.

В мировой практике чрезвычайно редко таким органам предоставляется подобное право” .

Источник: https://wiselawyer.ru/poleznoe/49656-pravo-zakonodatelnoj-iniciativy-konstitucionnogo-suda-rossijskoj-federacii

Право законодательной инициативы конституционного суда рф

Положение, которое занимают Конституционный Суд Российской Федерации и конституционные уставные суды субъектов Российской Федерации в механизме правового государства, весьма значительно, являясь судебными органами конституционного контроля, выносят решения, оказывающие непосредственное воздействие на систему законодательства и законодательный процесс в Российской Федерации. Вместе с тем, их роль заключается не только в определении конституционности нормативно-правовых актов и их отдельных положений, но и в интерпретационной деятельности, в ходе которой выявляет смысл и содержание норм. В их решениях содержатся правовые позиции, которые являются самостоятельным правовым явлением.

При этом нельзя не учитывать, что правовая позиция Конституционного Суда РФ сама по себе не отменяет и не изменяет правовые нормы, более того сама может корректироваться, хотя, как отмечает В.Д. Зорькин «…

изменение Судом правовой позиции не означает, что ранее принятое решение отменено…

оно сохраняет свою силу, хотя и не может рассматриваться в качестве прецедента при решении аналогичных вопросов в будущем», что предусмотрено и самим Законом о Конституционном Суде РФ, и в этом смысле, правовая позиция отлична от самого решения суда.

Правильное и своевременное руководство и применение законодателем и судами решений Конституционного Суда, его правовых позиций способствует очищению действующего законодательства, конституционализации  судебной практики, а в итоге надлежащей защите конституционных  прав и свобод граждан [1].

По мнению Худолея, К.М.

, немалое значение в регламентации системы законодательства и законодательного процесса в субъектах РФ отводиться актам конституционных (уставных) судов, в первую очередь по делам об официальном толковании соответствующих положений Конституций и Уставов субъектов РФ.

Официальное их разъяснение, данное конституционным (уставным) судом, является составной частью, «продолжением» толкуемого текста, а сами решения конституционных (уставных) судов в связи с этим выступают особым «производным» источником российского права [2, с. 56].

Также отмечается некоторыми учеными, что в результате такой правотворческой деятельности конституционных (уставных) судов осуществляется преобразование региональных  Основных Законов, под которым принято понимать совокупность фактов существенного изменения смысла отдельных конституционных положений при сохранении неприкосновенности текста [3, с. 245]. При этом весьма значительное место среди фактов такого преобразования конституций (уставов) субъектов РФ занимают случаи толкования положения региональных Конституций и Уставов в части регламентирования законотворческих процедур [4, с. 5].

Митюков М.А. отмечает, что законодательный процесс, весьма схематичный, определенный в Конституции РФ, почти полностью сейчас «развернут» постановлениями Конституционного суда  РФ [5, с. 19-20]. В этой связи следует согласиться с мнением Н.В.

Витрука о том, что Конституционный Суд РФ, разъясняет процедурные правила с целью единообразного понимания законотворческого процесса [6, с. 87].

В решениях Конституционных (Уставных) судов  субъектов РФ правовая регламентация законодательного процесса в субъектах также  нашла свое выражение.

Рассмотрение регламентации законодательного процесса следует начать со стадии законодательной инициативы, при регулировании которой в практике конституционного регулирования возник ряд вопросов.

В статье 104 Конституции РФ причислены субъекты, обладающие правом законодательной инициативы, примечательно, что Конституционный Суд РФ  и Высший Верховный Суд РФ обладают правом законодательной инициативы только по вопросам их ведения.

Данное положение дает нам основания, разграничивать содержание понятий законодательная инициатива и правовая позиция Прокуратура на федеральном уровне не обладает законодательной инициативой.

В субъектах РФ, федеральные органы государственной власти: суды, прокуратура нередко в региональном законодательстве наделяются правом законодательной инициативы.

Например, Устав Свердловской области наделяет правом законодательной инициативы  Уставный, Областной и Арбитражный  суды Свердловской области, а также прокурора Свердловской области [7, ст. 63, ст.116]. Конституция Республики Северная Осетия-Алания также наделяет правом законодательной инициативы суды и прокурора республики.

[8, ст. 77] Однако в данных актах, в отличие от Конституции РФ, не указывается, по каким вопросам данные субъекты обладают правом законодательной инициативы. 

 Данный аспект раскрывается в некоторых в решениях региональных конституционный судов. Например, право, вышеперечисленных региональных органов, на законодательную инициативу в субъекте, были раскрыты Конституционным Судом Республики Северная Осетия-Алания.

При толковании части 1 статьи 76 Конституции Республики Северная Осетия – Алания [9], суд  установил, что под вопросами ведения Конституционного Суда Республики Северная Осетия–Алания, Верховного Суда Республики Северная Осетия – Алания, Арбитражного Суда Республики Северная Осетия – Алания и Прокурора Республики Северная Осетия – Алания, обладающих правом законодательной инициативы, понимаются вопросы непосредственной организации их деятельности в Республике Северная Осетия – Алания, регламентации их полномочий (в случаях, предусмотренных федеральным законодательством) и взаимодействия с другими органами государственной власти. То есть, только  по вопросам своего ведения в субъектах.

Говоря о порядке внесения проектов в законодательные органы субъектов, примечательно Постановление Уставного Суда Свердловской области от 01 октября 2013 года [10], в котором установлен единый порядок внесения проектов в Законодательное Собрание Свердловской      области о внесении изменений в Устав Свердловской области.

Депутат  Законодательного Собрания Свердловской области Г.М.

Перский оспаривал положения подпункта 3 статьи 43 Областного закона «О правовых актах в Свердловской области», который определяет, что субъект законодательной инициативы предлагает к проекту закона Свердловской области, вносимому в Законодательное Собрание Свердловской области представляет иные документы или материалы, предусмотренные законодательством Свердловской области либо иными нормативными правовыми актами, обязательными для субъекта законодательной инициативы. По мнению заявителя, оспариваемы нормы, не соответствуют статьям  116 и 117   Устава Свердловской области, в которых установлены закрытый перечень субъектов права законодательной инициативы при внесении проектов о внесении изменений в Устав Свердловской области.  Учитывая особый статус Устава Свердловской области, и исходя из буквального смысла и места в системе правового регулирования подпункта 3 статьи 4 Областного закона, пункта 7 Положения о комиссии следует, что их положения не предусматривают для депутатов обязанность представлять заключение комиссии при Губернаторе Свердловской области при подготовке проекта о внесении изменений в Устав Свердловской области. Также исходя из смысла, пункта 3 статьи 63 Устава Свердловской области, предусматривает особый порядок только для законопроектов, связанных с изменением областного бюджета, для всех остальных,  нет жесткого требования, поэтому они могут рассматриваться Законодательным Собранием Свердловской области и без представления или заключения Губернатора [7, ст. 63]. 

В Постановлении Уставный Суд Свердловской области установил единый и обязательный порядок внесения  изменений в Устав Свердловской области, в котором  не предполагает обязанности депутата  Законодательного Собрания Свердловской области при внесении законопроекта о внесении изменений в Устав свердловской области представлять заключение комиссии по подготовке предложений в Устав Свердловской области.

Таким образом, правовые позиции Конституционного Суда РФ и конституционных уставных судов субъектов имеют большое значение при регламентации порядка внесения законов в законодательные органы, обязательны не только для правоприменительных органов, но и для законодательных.

Многие правовые позиции служат для законодателя ориентиром; он обязан при новом регулировании учитывать позицию, не вправе повторно принять норму такого же содержания и смысла, которые были признаны неконституционными.

Правовые позиции по делу могут содержать и толкование содержания самих исследуемых положений законов, которые «снимают неопределенность в конкретных конституционно-правовых ситуациях и служат правовым основанием итоговых решений…» [11, с. 89].

1. Интернет-конференция Председателя Конституционного Суда Российской Федерации Зорькина Валерия Дмитриевича «К 10-летию Конституции Российской Федерации» // Сайт Интернет-конференции [электронный ресурс]. URL: www.garweb.ru/conf/cfm/ (дата обращения 01.03.2015)

2. Худолей К.М. Законодательный процесс в субъектах РФ через призму конституционного толкования // Научный вестник Пермского университета. 2013. № 4(22). С. 56-62.

3. Худолей Д.М. Избирательное право и процесс Российской Федерации: учеб. пособие / Перм. гос. ун-т. Пермь. 2009. 336 с.

4. Аничкин Е.С. «Преобразование» конституций (уставов) субъектов Российской Федерации в решениях региональных органов конституционной юстиции // Российская юстиция. 2010. №2. С. 5–8.

5. Митюков М.А. Современные тенденции развития региональной конституционной юстиции (опыт социологического осмысления) // Конституционное и муниципальное право. 2007. №14. С. 19–23.

6. Витрук Н.В. Конституционное правосудие в России (19910–2001 гг.): Очерки теории и практики. М.: Норма: ИНФРА–М, 2001. 592 с.

7. Устав Свердловской области от 23 декабря 2010 года № 105-ОЗ (с изменениями на 30 июня 2014 года) [электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

8. Конституция Республики Северная Осетия-Алания (принята Верховным Советом Республики Северная Осетия 12 ноября 1994 г.) (с изменениями и дополнениями) [электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

9. Постановление Конституционного Суда Республики Северная Осетия-Алания от 21 апреля 2006 года №2-П «По делу о толковании части 1 ст. 76 Конституции Республики Северная Осетия-Алания» // Вестник Конституционного Суда Северная Осетия-Алания. 2007. № 3.

10. Постановление Уставного Суда Свердловской области по делу о соответствии Уставу Свердловской области подпункта 3 статьи 43 Областного закона от 10 марта 1999 года № 4 –ОЗ «О правовых актах в Свердловской области» и  п.

7 Положения о комиссии по подготовке предложений в Устав Свердловской области при Губернаторе Свердловской области от 2 июня 2008 года № 580 УГ «О комиссиях по подготовке  положений в Устав Свердловской области при Губернаторе Свердловской области», в связи с запросом депутата Законодательного Собрания Свердловской области Г.М. Перского // Вестник Уставного Суда Свердловской области. 2013. № 1 (15)

11. Витрук Н.В. Правовые позиции Конституционного Суда РФ: понятие, природа, юридическая сила и значение // Конституционное правосудие в посткоммунистических странах: Сб. докладов. М., 1999.

1. Internet-conference of the President of the constitutional Court of the Russian Federation Zorkin V.D. ” 10th anniversary of the Constitution of the Russian Federation” // the Website of the Internet conference [e-resource]. URL: www.garweb.ru/conf/cfm/ (date of reference 01.03 2015)

2. Khudoley K.M. the Legislative process in Russia through the prism of constitutional interpretation // Scientific Bulletin of Perm state University. 2013. № 4(22). Pp. 56-62.

3. Khudoley D.M. Electoral law and procedure of the Russian Federation: textbook. manual / Perm. state University T. Perm. 2009. 336 p.

4. Anichkin E.S. “the Transformation of the constitutions (charters) of subjects of the Russian Federation in the decisions of the regional bodies of the constitutional justice // Rossiiskaya justice. 2010. № 2. Pp. 5-8.

5. Mityukov M.A. The Modern trends of regional development of the constitutional justice (the experience of sociological reflection) // Constitutions. and of the. right. 2007. № 14. Pp. 19-23.

6. Vitruk N.V. Constitutional justice in Russia (19910-2001.): Essays on theory and practice. M.: Norm: INFRA-M, 2001. 592 p.

7. The Charter of Sverdlovsk region dated 23 December 2010 № 105-OZ (amended on 30 June 2014) [e-resource]. Access from ref.-legal system “Consultant Plus”.

8.  The Constitution of the Republic of North Ossetia-Alania (adopted by the Supreme Council of the Republic of North Ossetia November 12, 1994) (with amendments and additions) [e-resource]. Access from ref.-legal system “Consultant Plus”.

9. The decision of the constitutional Court of the Republic of North Ossetia-Alania from April 21, 2006 №2-P “On the case on the interpretation of part 1 of article 76 of the Constitution of the Republic of North Ossetia-Alania” // Bulletin of the constitutions. Court Of North Ossetia-Alania. 2007. № 3.

10. The decision of the constitutional Court of the Sverdlovsk region in the case of compliance with the Charter of Sverdlovsk region of subparagraph 3 of article 43 of the Regional law dated 10 March 1999 No.

4-OZ “ON legal acts in the Sverdlovsk region” and clause 7 of the Regulations on the Commission on the preparation of proposals in the Charter of Sverdlovsk oblast Governor of Sverdlovsk region dated 2 June 2008 No.

580 UG “ON the commissions on the preparation of the provisions in the Charter of Sverdlovsk region Governor of the Sverdlovsk region”, in connection with the request of a member of the Legislative Assembly of the Sverdlovsk region G. M. Persky // Bulletin of the constitutional Court of the Sverdlovsk region. 2013. № 1 (15)

11. Vitruk N.V. The legal position of the constitutional Court of the Russian Federation: concept, nature, validity and value // Constitutional justice in post-Communist countries: Sat. reports. M., 1999.  

Источник: http://vestnik.uapa.ru/en/issue/2015/03/38/

Проблемы законодательной инициативы высших судебных органов

Право законодательной инициативы конституционного суда рф

Анализируя практику реализации высшими судебными органами Российской Федерации права законодательной инициативы, можно отметить, что Конституционный Суд РФ и Верховный Суд РФ в настоящее время очень редко используют право законодательной инициативы.

При этом сложившаяся практика свидетельствует, что данными субъектами внесены законы о судебной системе, об отдельных видах судов, об их финансировании и численном составе, о судебных приставах и об исполнительном производстве и т.п.

КС РФ один раз реализовал свое конституционное право законодательной инициативы, в результате чего был принят Закон о Конституционном Суде РФ. Возможно, выходом из сложившейся неопределенной ситуации в понимании «предметов ведения судебных органов» могло бы послужить толкование ст.

104 Конституции РФ КС РФ, которое сняло бы все спорные моменты. Вместе с тем практика использования судами данного права показала, что высшие судебные инстанции для себя истолковали понятие «предметы ведения судебных органов» в узком значении.

Основное внимание судов при реализации права законодательной инициативы привлекают вопросы судебной системы и в целом судебно-правовой реформы. Очевидно, что по мере их разрешения число случаев законодательного инициирования со стороны судебных органов будет уменьшаться1.

Наиболее активно право законодательной инициативы использует Верховный Суд Российской Федерации.

Однако, несмотря на то, что судебная практика и тем более деятельность Пленума Верховного Суда Российской Федерации имеют огромный информационный материал о недостатках действующего законодательства, суд ограничивается законопроектами об организации своей деятельности (о судоустройстве, о финансовых и иных основаниях деятельности судебной системы). Та- кие материалы должны передаваться в правительство РФ как субъекту законодательной инициативы, а также в Государственную Думу для реализации этих предложений при подготовке законопроектов2.

Деятельность Верховного Суда Российской Федерации в этом направлении в последние годы показывает, что право законодательной инициативы используется им довольно активно, только за последние два года разрабатывались и вносились для рассмотрения такие документы, как проект закона «Об обеспечении прав граждан и организаций на информацию о судебной деятельности судов общей юрисдикции», «О внесении изменений и дополнений в Закон “О статусе судей в Российской Федера-

  • 1 См.: Омаров С.М. Право законодательной инициативы Конституционного Суда Российской Федерации // Российская юстиция, 2011, № 12.
  • 2 См.: Ашхотов З.А. Конституционный Суд Российской Федерации как субъект права законодательной инициативы // Журнал российского права, 2011, № 8.

ции”», «О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» и др.

При этом отдельные категории законов принимаются практически только по законопроектам, вносимым постановлениями Пленумов Верховного Суда Российской Федерации (к примеру, законопроекты о количестве участков и численности мировых судей в субъектах Российской Федерации, об образовании и упразднении судов Российской Федерации).

Верховный Суд РФ в 2013 г. внес в Государственную Думу ряд законопроектов, которые были прияты на Пленуме Верховного Суда. Так, Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации №35 от 3 декабря 2013 г.

«О внесении в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проекта федерального конституционного закона “О внесении изменения в статью 6 Федерального конституционного закона «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации»” и проекта федерального закона “О внесении изменения в статью 10 Федерального закона «О мировых судьях в Российской Федерации»”», констатируется проблема обеспечения мировых судей жилищными помещениями.

Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10 от 16 апреля 2013 г.

«О внесении в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проекта федерального закона “О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации”» было предложено внести в статью 274 УПК РФ дополнения, которые, развивая принцип состязательности, более четко определяли бы обязанности сторон по представлению в суд доказательств. При этом нельзя не учитывать, что допрос потерпевших и свидетелей в судебном заседании является не только способом получения доказательств по уголовному делу, но и средством проверки их достоверности.

В научной литературе существуют разные подходы по вопросу необходимости предоставления права законодательной инициативы Конституционному Суду Российской Федерации. По данному вопросу высказываются различные мнения: от полного отрицания до предоставления права законодательной инициативы, но с указанием его пределов.

Ранее Закон РСФСР «О Конституционном Суде РСФСР» 1991 г.[1] в ст.

9 закреплял положение, согласно которому в случае, если Конституционный Суд обнаруживает, что соблюдению положений Конституции препятствует отсутствие соответствующего закона, он должен воспользоваться принадлежащим ему правом законодательной инициативы. Таким образом, право законодательной инициативы Конституционного Суда по ранее действующему законодательству не было ограничено предметом своего ведения.

В комментарии к Федеральному конституционному закону «О Конституционном Суде Российской Федерации» судьи Конституционного Суда Н.В. Витрук и Б.С. Эбзеев отмечают, что наделение Конституционного Суда правом законодательной инициативы «в принципе не соответствует юридической природе органа конституционного контроля.

В мировой практике чрезвычайно редко таким органам предоставляется подобное право»1.

Источник: https://studref.com/421438/pravo/problemy_zakonodatelnoy_initsiativy_vysshih_sudebnyh_organov

Адвокат Соколов
Добавить комментарий